Задачи по реформированию армии безусловно будут выполнены - Военная аналитика - Каталог статей про военную ипотеку - Военная ипотека
Суббота, 03.12.2016, 09:46
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Статьи » Военная аналитика

Задачи по реформированию армии безусловно будут выполнены

Николай Макаров: Задачи по реформированию армии безусловно будут выполнены

 

5 июня в здании Минобороны перед представителями российских СМИ с развернутой информацией выступил начальник Генерального штаба – первый заместитель Министра обороны Российской Федерации генерал армии Николай Макаров. В течение полутора часов он осветил основные причины необходимости проведения военной реформы, ее направления, проблемы и достигнутые результаты, а также ответил на некоторые проблемные вопросы.

 

Одной из причин выступления Николая Макарова стало определенное недопонимание в обществе и армейской среде тех усилий, которые предпринимает Минобороны в направлении реформирования российской армии с целью повышения ее боеспособности и соответствия современным требованиям. Причем, по его словам, у истоков многочисленных дискуссий на тему армейской реформы зачастую стоят те, кто далек от военной службы или не так глубоко и профессионально разбирается в теории военного искусства и реальной действительности. Это ведет к тому, что в результате разговоров на эту тему зачастую делаются неправильные выводы и заключения.

 

Как один из примеров начальник Генштаба привел споры по поводу наличия в войсках дивизий и бригад. Зачастую оппоненты Минобороны говорят о том, что в американской армии есть дивизии и бригады. Николай Макаров пояснил, что название «дивизия» в армии США «осталось чисто формально», в первую очередь, для сохранения почетных наименований, которые они имели.

 

В плане же решения боевых задач такая дивизия приобрела оперативно-тактический смысл, примерно, как у нас армия. Он заметил, что в США создают сегодня не какие-то группировки (армии или фронты), а 76 боевых бригад, которые способны действовать самостоятельно и совместно с другими в любой точке земного шара и выполнять поставленные задачи.

 

Ниже в изложении приводится текст выступления Николая Макарова.

 

Фото А. Соколов

 

В начале своего выступления начальник Генштаба напомнил присутствующим, что нынешнее реформирование российских Вооруженных сил (ВС) осуществляется на основе двух законодательных актов, подписанных Президентом РФ 20 августа и 30 декабря 2008 года.

 

В соответствии с ними ВС России должны быть реформированы и перейти на новую организационно-штатную структуру. «1 июня 2009 года завершился первый этап большой работы, которую мы проводим с целью реорганизации Вооруженных сил Российской Федерации», – сказал Николай Макаров. Затем он остановился на основных причинах, которые привели к столь серьезным изменениям в российских Вооруженных силах.

 

Основные причины необходимости реформирования ВС России

 

Прежде чем осветить основные причины необходимости реформирования ВС Российской Федерации, Николай Макаров подчеркнул, что для выбора правильного направления и принятия необходимых решений была проведена оценка характера существующих для российского государства угроз. Это позволило определить основные причины, с учетом которых стало понятно, «какие необходимо иметь Вооруженные силы, которые смогли бы адекватно ответить на существующие угрозы».

 

Первая причина – значительные изменения военно-политической обстановки вокруг Российской Федерации и в регионах ее национальных интересов. По словам Н. Макарова, в настоящее время, наряду с известными «классическими угрозами и вызовами», которые отмечались в период противостояния двух военно-политических блоков – НАТО и Варшавского договора, и которые «по большей части остались», появилось много других, требующих существенных корректив в проводимой политике, в том числе, и военной. Далее начальник Генштаба сделал краткий обзор по регионам.

 

Он отметил, что в настоящее время отмечается постоянный рост роли и значения региона Арктики. К нему стали проявлять повышенный интерес не только страны, непосредственно граничащие с ним, в том числе, и Россия, но и страны, не имеющие к Арктике прямого выхода. В связи с этим в этом районе мира, по словам Н. Макарова, «предстоит очень серьезная работа по защите российских интересов».

 

Определенные серьезные вопросы связаны с регионом Прибалтики. По словам Николая Макарова, после известных событий в Южной Осетии, «страны Балтии, Польши и Чехии до настоящего времени настойчиво требуют, чтобы Россия была наказана за акт, когда она была вынуждена вмешаться в события и защитить своих соотечественников».

 

Непростая обстановка сегодня сложилась и с Украиной, действующее руководство которой все свои устремления «направило на вхождение в НАТО и проводит ряд мероприятий, связанных с этим». Сложности, по мнению начальника Генштаба, возникают от того, что «нам небезразлично русскоязычное население, проживающее в Крыму».

 

Остановившись на регионе Северного Кавказа, Макаров отметил серьезное изменение обстановки на юге России в частности и в мировой политике в целом. Изменение связано с действиями Грузии по силовому решению проблемы Южной Осетии и Абхазии. Несмотря на поражение в боевых действиях в августе прошлого года, Грузия не снижает своей военной активности. «Я констатирую, что вооруженные силы Грузии сегодня имеют вооружений и военной техники больше, чем они имели до начала агрессии в августе 2008 года», – отметил заместитель министра обороны.

 

Как весьма сложную оценил Н. Макаров обстановку в Каспийском море. Но еще более сложной начальник Генштаба назвал ситуацию в Центрально-азиатском регионе. В подтверждение он привел один из многих примеров, согласно которому в настоящее время в районе Ферганской долины имеется более 60 нерешенных территориальных претензий ряда стран, «устремленных в этот регион».

 

Оценивая военно-политическую ситуацию на Дальнем Востоке, Макаров отметил здесь определенную стабильность. Особая роль в этом, по его словам, принадлежит Китаю, проводящему в регионе очень взвешенную и продуманную политику. Не менее значимое положительное влияние на определенную стабильность ситуации в азиатско-тихоокеанском регионе оказывает и Шанхайская организация сотрудничества.

 

В качестве краткого итога обзора военно-политической ситуации вокруг Российской Федерации начальник Генштаба отметил, что она развивается непосредственно у границ РФ и имеет непосредственное отношение к ней. «Самое существенное, что хотел бы отметить, эти угрозы и вызовы нашему государству находятся не где-то далеко за морем, а они находятся непосредственно у наших границ», – сказал первый заметитель Министра обороны России.

 

Британские солдаты на Фолклендах. Фото partizzan1941.ucoz.ru

 

Вторая причина – существенные изменения в современных формах и способах применения видов и родов войск и вооруженных сил в целом.

 

Начальник Генштаба указал, что за последние 20 лет произошли существенные изменения в формах и способах применения войск и ВС государств в целом. В качестве примеров он напомнил военные действия между Великобританией и Аргентиной за Фолклендские острова, боевые действия 1991 г. в Ираке, последующую серию вооруженных конфликтов в Европе и Афганистане.

 

По его словам, продемонстрированные в них формы и способы четко указывают на то, что все операции и боевые действия перестали быть присущими только одному роду войск. «Сейчас проводятся только объединенные совместные операции с сосредоточением усилий всех участников на достижение поставленной цели под единым командованием», – сказал Николай Макаров.

 

По его словам, в прежних войнах и конфликтах, основными целями которых были захват территории и разгром войск противника, поставленные задачи в интересах этого решались последовательно. В настоящее время характер военных действий резко изменился и зоной боевых действий становится, как правило, не часть, а вся территория страны, подвергнувшаяся вооруженному нападению.

 

В качестве показательного примера Макаров напомнил боевые действия НАТО в Югославии в 1999 г., где «удары наносились по всем объектам государственного и военного управления одновременно». По его словам, первоочередными объектами ударов для авиации НАТО были промышленные предприятия, узлы связи и коммуникации, разрушение которых вело «к изоляции района боевых действий и воспрещению подхода резервов и помощи для этой страны».

 

Как подчеркнул Макаров, такой характер ведения боевых действий красноречиво показал, что ряд положений теории и военной науки, которые были основополагающими «еще в советский период и в 90-е годы в нашей стране, ушли в прошлое». «Мы должны учить наши войска тем боевым действиям, тем вопросам, решение которых обеспечит защиту нашего суверенитета и целостности нашего государства», – сказал первый заместитель Министра обороны,

 

Продолжая эту мысль, он отметил, что «если раньше наносились последовательные удары, и продвижение в глубину противника было постепенным, то сейчас одновременно вся территория страны подвергается ударам с целью вывода из строя ее экономики и деморализации населения». В результате население начинает оказывать давление на власти и ВС страны «с целью прекращения, даже за счет каких-то потерь, этих лишений и бедствий».

 

Таким образом: «Если ранее в традиционных войнах главными целями были разгром и уничтожение противника, захват его территории, нарушение военно-экономического потенциала страны, то в бесконтактных войнах или войнах с участием коалиционных группировок войск ставятся абсолютно другие цели. Изменились и способы боевых действий, которые вместо последовательных стали массированными с применением всех сил и средств, имеющихся в распоряжении руководства страны и ВС, одновременно по большому количеству важных объектов, имеющих важное военно-государственное значение», -резюмировал Николай Макаров.

 

Существенным фактором, по его мнению, стала продолжительность операции. Так, если она затягивается, то население стран, участвующих в боевых действиях, адаптируется к ним, сами страны вынуждены нести «громадные затраты», но достигнутые результаты, как правило, не в полной мере соответствуют планируемым перед началом вооруженной борьбы.

 

Фото news-it.com.ua

 

Третьей причиной, по мнению начальника Генштаба, является изменение роли видов ВС и их доли вклада в достижение конечной цели.

 

Так, ранее основную роль в боевых действиях и в достижении победы над противником играли сухопутные войска (СВ). В настоящее, при заметном снижении роли и значения СВ в достижении поставленных целей, резко повысилась роль Военно-воздушных сил (ВВС), Военно-морского флота (ВМФ), использующих, в первую очередь, высокоточное оружие, а также сил и средств космического базирования.

 

Это подтверждается значительными изменениями и в соотношении между видами ВС в армиях США и других стран-участниц НАТО, где при значительном снижении общего количества СВ заметно выросли в количественном отношении ВВС и ВМФ.

 

«К сожалению, у нас эта тенденция в определенный момент была упущена. Одной из причин этого стали устаревшие взгляды, которые не позволили нам своевременно отреагировать на происходящие в этом плане изменения в мире», – сказал начальник Генштаба. Как результат, Россия заметно отстала в этих вопросах.

 

Войска НАТО. Фото www.nohchi.vu

 

В качестве четвертой причины необходимости реформирования российской армии, Николай Макаров указал на количественно-качественное соотношение между вооруженными группировками НАТО в Европе и противостоящими им группировками ВС России.

 

В настоящее время «группировки войск НАТО в Европе имеют подавляющее превосходство в силах и средствах над противостоящими им группировками войск России», – отметил Макаров. Продолжая, начальник Генштаба сказал: «Когда нам говорят о Договоре по сокращению обычных средств вооружения (ДОВСЕ) или о тактических ядерных средствах, то у нас возникает много вопросов с учетом такого соотношения. Как можно вести эти переговоры при таком соотношении, когда с нами говорят так, как будто такого превосходства нет? Тем более делать это в одностороннем порядке».

 

Он отметил, что ВС Североатлантического альянса, которые были в конце 80-х – начале 90-х годов, претерпели значительную трансформацию. От громоздких объединений и соединений, малоповоротливых и предназначенных для ведения широкомасштабных войн, прежде всего между блоками НАТО и Варшавским договором, они перешли к мобильным модульным группировкам войск, способным решать разноплановые задачи в крупных войнах, в конфликтах средней интенсивности, а также в локальных и региональных конфликтах, в т.ч. и внутренних.

 

«Вооруженные силы НАТО были адаптированы так, что без значительных трансформаций они приобрели способность решать целый комплекс задач», – сказал Макаров. Еще одной особенностью вооруженных группировок НАТО, по словам Макарова, является решение вопроса взаимодействия между видами и родами войск.

 

Если ранее между видами и родами войск взаимодействие организовывалось в интересах увязывания их самостоятельных действий, то сейчас принцип взаимодействия, в отличие от ВС РФ, заложен в самой организационно-штатной структуре созданных группировок НАТО.

 

Таким образом, ВС Запада «по своей оснащенности и организационно-штатной структуре сегодня не только боеспособны, но и способны решать широкий спектр боевых и небоевых задач». По словам Николая Макарова, российская армия этим не отличается.

 

Наряду с вооруженными силами Запада и США были проанализированы тенденции изменений в вооруженных силах Китая и Японии.

 

Фото www.rambler.ru

 

Далее Николай Макаров осветил сложившуюся ситуацию по составу российских вооруженных сил. Для наглядности он привел пример Сибирского военного округа, в котором, по его выражению имелись «бумажные» армии, личный состав которых был представлен, в основном, офицерами.

 

По его словам, таких частей и соединений было около 83%. В результате этого имеющийся офицерский состав «не имел опыта в проведении занятий, не рос в своем профессиональном мастерстве». Офицеры, использовавшие возможность повышения своего теоретического мастерства в академиях, по прибытию в войска, где не было солдат, через 2-3 года все забывали и таким образом, «происходила их деградация».

 

Наличие значительного числа «бумажных» войск привело к возникновению ряда причин, оказывающих отрицательное влияние на боеготовность частей и соединений. Так, в полку неполного состава, в котором было 117 человек, и существовавшего до прошлого года, 58 человек ежедневно находились в наряде для обеспечения его жизнедеятельности. В результате половина солдат находилась в наряде, а половина готовилась их сменить.

 

По словам Макарова, офицерский состав и прапорщики жили своей жизнью и боевой подготовкой в полной мере не занимались. «Поэтому понятно, что такие офицеры и прапорщики, которые только носят военную форму, не нужны», – сказал он. Еще одним серьезным недостатком явилось то, что в результате длительного хранения в войсках скопилось большое количество неисправной техники.

 

Причин здесь несколько и одной из них был недостаток личного состава. Так, в ремонтной роте по штату 13 человек, из них 9 человек солдат. Притом, что они занимались, в основном нарядами, «ни о каком ремонте речь не шла». По сути, при наличии ремонтных подразделений никакой ремонт в войсках практически не проводился. Недостаток личного состава и необходимых материалов при редком обслуживании привели к тому, что вооружение и техника быстрыми темпами выходили из строя и морально устаревали.

 

Притом, что техники новой и получаемой с ремонтных заводов было в разы меньше, в итоге, как отметил начальник Генштаба, «мы шли по пути резкого уменьшения боевой составляющей войск». Большой некомплект войск в мирное время требовал наличия достаточно большого мобилизационного ресурса, который обеспечил бы, при необходимости, приведение соединений и частей в боевую готовность.

 

Наиболее объемными по времени были мероприятия по снятию с длительного хранения и недостаточно обслуженной техники, ее восстановлению и приведению в готовность к применению, а также по призыву людских ресурсов и их подготовки, при том, что в последние годы они практически не готовились. Как подчеркнул Макаров, «наш мобресурс, в основном, был из солдат, которые прошли срочную службу». А поскольку их количество было минимальным и многие в армии служили на хозяйственных должностях, мобилизационного ресурса, по сути, «у нас в последние годы не было».

 

«И поэтому для развертывания «бумажной» армии, боеспособность которой была под большим вопросом, необходимо было очень большое время», – заметил Николай Макаров.

 

Коснувшись вопроса соотношения офицеров и солдат, начальник Генштаба сообщил, что в прежнем составе видов и родов войск ВС оно составляло, примерно, 50% на 50%. В количественном отношении штатных должностей лейтенантов было 25000, подполковников – 87900, полковников – 26973 человека. Получалось, что должностей подполковников было примерно в 4 раза больше, чем должностей лейтенантов.

 

Это и стало одной из причин возникновения серьезной проблемы с комплектованием войск офицерским составом в последние 8-10 лет. По словам Макарова, из 25000 лейтенантов невозможно было сделать 87000 подполковников. В результате в штатных расписаниях было много пустых мест, якобы занятых офицерами, которых на самом деле не было. И это притом, что профессиональные качества офицеров в таких частях, как отметил Макаров, были крайне низкими.

 

Николай Макаров. Фото А. Соколов

 

Основные выводы из анализа состава и состояния ВС России

 

Основными выводами из оценки реального состава и возможностей российских ВС в прошлом, по словам начальника Генштаба, стали:

 

1. ВС Российской Федерации были способны обеспечить территориальную целостность страны, но на ряд новых задач с учетом современных требований они адекватно реагировать не могли.

 

2. Офицерский состав, проходящий службу в частях сокращенного состава и кадра, терял свои практические навыки и деградировал. «Мы не имели того офицера, который необходим и который существует в сознании нашего населения», – сказал Макаров.

 

3. Выход вооружения и военной техники из строя по причине старения в разы превышал количество техники, поступающей из промышленности и ремонтных предприятий и организаций.

 

4. Низкое денежное содержание и необеспеченность жильем офицеров породили «абсолютное равнодушие в воинских коллективах и явилось одним из основных источников массового увольнения молодых офицеров из ВС РФ».

 

5. Все указанные выше обстоятельства потребовали оптимальной, качественной и очень быстрой реорганизации ВС, что сопровождалось потерей боеспособности армии. Это, по словам Николая Макарова, привело к критике армии со стороны ряда отдельных лиц и организаций.

 

Поясняя, чем была обусловлена быстрота проводимых реформ и отсутствие соответствующих экспериментов, заместитель министра обороны заявил: «Эксперименты ставить уже некогда, нам надо просто, засучив рукава до плеч, вкалывать для того, чтобы создать те вооруженные силы, которые будут гарантом целостности государства и пользоваться уважением у нашего народа и у наших недругов».

 

Задачи, поставленные руководством Минобороны по созданию армии нового облика

 

По словам Николая Макарова, в результате анализа существующего состояния российской армии и сделанных выводов, руководство Минобороны поставило перед собой следующие основные задачи.

 

1. Создать мобильные, хорошо оснащенные и подготовленные современные ВС. Как сказал начальник Генштаба, при этом исходили из того, что они не должны превышать установленную численность в 1 млн. человек.

 

«Поэтому мы решили создать вооруженные силы полностью укомплектованные по штату военного времени. Те силы, которые должны через 1 час после получения команды решить любую поставленную перед ними задачу».

 

Это потребовало «пересмотреть полностью всю структуру ВС, все составляющие доли видов и родов войск, выбрать приоритеты для адекватного реагирования на все угрозы и создать вооруженные силы нового облика. И это при условии наличия 100% частей постоянной готовности, а не 13% как было ранее».

 

2. Оснастить российские ВС современными образцами вооружения и военной техники. Как отметил Макаров, это является наиболее сложной, затратной и длительной задачей.

 

3. Серьезно реорганизовать всю систему военно-учебных заведений, которая не удовлетворяет современным требованиям к современному офицеру.

 

Как отметил Н. Макаров, офицер должен быть не только специалистом военного дела, но и высокообразованным культурным интеллигентным человеком.

 

«Мы понимали, что тот офицер, который от лейтенанта до полковника, а иногда и до генерал-полковника просидел на бумажных дивизиях и армиях, является профессионалом только в плане ношения военной формы одежды. А по сути, он потерял многие свои военные качества, которые зачастую он и не мог приобрести по объективным причинам на службе в частях сокращенного состава и кадра».

 

4. Пересмотреть всю программно-уставную документацию (все наставления, уставы и другие документы) по применению войск и нормативно-правовую базу. По словам Н. Макарова, только основополагающих документов насчитывается более 140, из них 133 уставных, на которых зиждется вся законодательная жизнь ВС.

 

Он подчеркнул, что такая работа была проделана до 1 апреля, до 15 июня должны быть решены основные вопросы по их взаимосвязи и с 20 июня планируется их апробация в войсках. «В течении года они пройдут апробацию в войсках, затем еще раз пересмотрены с учетом всех замечаний и с 1 января 2011 года новый комплект нормативных документов войдет в действие, а комплект документов по системе военно-учебных заведений будет с 1 сентября 2009 года», – сказал начальник Генштаба.

 

5. Решить проблемные вопросы денежного содержания и обеспечения жильем. Как отметил Н. Макаров, это два краеугольных камня, о которые до этого времени разбивались практически все реформы, поскольку из-за них не решались предыдущие задачи.

 

Он сказал: «Мы понимали, что если мы хотим сделать достойное денежное содержание офицеров, то оно должно увеличиваться в год не на 9-11% как в эти годы и которые проедала инфляция, а в разы превышать ту сумму, которую они получают сейчас».

 

По его словам, если эти вопросы не будут решены, то о привлекательности военной службы и конкурентоспособности воинской профессии в сравнении с другими не может быть и речи. Далее первый заместитель министра обороны РФ рассказал о том, как решаются указанные задачи в настоящее время.

 

Фото www.foliants.ru

 

Ход армейской реформы

 

Коснувшись вопроса пересмотра уставных и других основополагающих нормативно-правовых документов, Н. Макаров указал, что руководство Минобороны часто обвиняли в том, что реформа армии началась без наличия доктрины и концепции национальной безопасности. По его словам, это было вынужденным шагом, связанным с большой потерей времени. Для его компенсации был избран параллельный путь, когда практические действия сопровождались их теоретическим и документальным подтверждением.

 

Так, в настоящее время концепция национальной безопасности России утверждена президентом, и, совместно с Советом безопасности, Минобороны ведет тщательную отработку Доктрины. «Да, правильно говорят, что это надо было делать гораздо раньше. Но сейчас нет смысла об этом говорить, надо решать эту задачу», – сказал он.

 

«Поэтому доктринальные, концептуальные документы разрабатываются параллельно с практическими шагами», – подчеркнул начальник Генштаба.Он отметил, что концептуально полностью все планы планируется переделать к 2011 г., когда почти завершатся все практические запланированные мероприятия.

 

Н. Макаров отметил, что переработка всех основополагающих документов и проведение практических мероприятий осуществляются с привлечением научных организаций и ветеранов, дельные советы и рекомендации которых обязательно учитываются. При этом все действия обсуждаются с командующими округами и видами (родами) войск.

 

«Поэтому разговоры о реформах Сердюкова или Макарова не соответствуют действительности и реальности. Это разговор ни о чем, так как каждый элемент реформы выстрадан и является плодом коллективного труда», – отметил начальник Генштаба. Как сказал Николай Макаров, ВС России будут включать три вида (СВ, ВВС и ПВО, ВМФ) и 3 рода (РВСН, ВДВ и космические войска) войск. Далее он остановился на некоторых практических шагах, направленных на реализацию намеченных задач.

 

Структура «тяжелой» бригады. Фото А. Соколов

 

Структура СВ претерпит значительные изменения. Макаров отметил, что существовавшая ранее структура (военный округ – армия – дивизия – полк) не менялась более 200 лет, начиная с военного министра Милюкова. Сегодня военный округ (ВО) рассматривается как оперативно-стратегическое командование.

 

Иными словами, все силы и средства, находящиеся на его территории, подчиняются командующему войсками округа, несущему персональную ответственность перед страной за вверенный ему участок России, его целостность и безопасность. Ранее часть сил и средств, территориально размещенная в границах ВО, подчинялась командующим видами войск и другим структурам центрального подчинения.

 

Армия, как военное формирование, получила статус оперативного командования и претерпела значительные структурные изменения. Как объяснил Макаров, это связано с тем, что армия должна представлять собой такой орган военного управления, который может планировать и руководить действиями разновидовой объединенной группировкой войск, а не только сухопутными войсками, как было ранее.

 

Далее Н. Макаров более подробно остановился на бригаде, как на структурном воинском формировании, заменившем полк и дивизию. По его словам, причина такого решения заключается в следующем. В существовавшем ранее полку имелись мотострелковые и танковые батальоны, артиллерийский и зенитный дивизионы, а также ряд подразделений обеспечения и обслуживания. Эта структура соответствовала армейской структуре, существовавшей в период противостояния между Варшавским договором и НАТО и обеспечивавшей решение стоящих в тот период задач.

 

Начиная с восьмидесятых годов, был изучен опыт боевых действий в Афганистане, чеченских компаниях, а также стран Запада в локальных войнах и вооруженных конфликтах. Было установлено, что основным воинским формированием, способным вести самостоятельные и совместные боевые действия в настоящее время является батальон.

 

В России, такое формирование до начала реформы создавалось в полку на базе одного из наиболее подготовленных штатных батальонов путем его усиления силами и средствами полкового подчинения и за счет других батальонов. В результате, по словам Н.Макарова, из полка получался «самодостаточный мобильный батальон, отвечающий стоящим перед ним требованиям, способный решать боевые задачи.

 

В связи с этим возникло мнение о целесообразности создания такого батальона в мирное время. Одной из причин этого, стало то, что командир нового формирования при получении в свое распоряжение дополнительных средств и новых людей зачастую испытывает значительные трудности в управлении ими, применении сил и средств на практике.

 

Выходом из этой ситуации, по словам Н. Макарова, было решение о создании такого самодостаточного батальона в мирное время и его формирование таким образом, чтобы обеспечить эффективное управление им. «Еще Наполеон говорил, что если у командира находится свыше 5 органов управления, он не сможет ими управлять. А у нас это число превзошло десяток», – сказал Макаров.

 

Фото news.rin.ru

 

Так пришло понимание необходимости создания и подготовки батальона (батальонной тактической группы), способного в мирное время «адекватно решать задачи, поставленные перед ним».

 

«А не потом впопыхах его создавать, что мы делали, к сожалению, в чеченских кампаниях и в Дагестане», – заявил начальник Генштаба. Он отметил, что в период блокового противостояния полк в старой структуре соответствовал стоящим перед ним задачам. Они характеризовались полосами определенной ширины и глубины, в которых должны были наступать формирования от полка до фронтового комплекта.

 

При этом имеющиеся средства обеспечивали решение поставленных огневых задач внутри этих полос. Построение боевых порядков было эшелонированное и вышестоящая инстанция обеспечивала огнем и силами нижестоящую, что было оправдано в то время.

 

Сегодня, как отметил Макаров, характер боевых действий на тактическом, оперативном и стратегическом уровнях резко изменился. Действиям войск присуща большая мобильность и самостоятельность, отсутствие сплошных линий обороны, очаговые действия по захвату отдельных участков или их обходу. На тактическом уровне в действиях войск появились принципиально новый смысл и особенности.

 

В результате батальонная группа должна иметь такую структуру и оснащенность, чтобы «самостоятельно и гарантированно решить поставленную перед ней задачу». Сегодня, при действии батальонов на широком фронте, зачастую вне огневой взаимосвязи с соседями и недостаточной (до 10 км) дальности огня полковой артиллерийской группы, оказалось, что создаваемые огневые группировки не обеспечивают действий войск. Войска остаются без огневой поддержки и могут понести «громадные потери».

 

«Это еще одна причина, по которой мы пришли к выводу о необходимости такой подготовки бригады и полка и их обеспеченности огневыми средствами, чтобы выделенный отдельный батальон мог гарантированно самостоятельно решать поставленные задачи», – сказал начальник генштаба. Для решения таких задач, по словам Николая Макарова, при создании новых формирований, уступающих по численности дивизии, бригада должна получить те же огневые средства, которые ранее были в дивизии.

 

Таким образом, бригада, в огневом и противовоздушном плане не уступает дивизии и, как воинское формирование, состоит из мобильных батальонных групп. Для сравнения, при численности полка и дивизии примерно в 2 и 13 тысяч человек соответственно, бригада новой организации будет насчитывать 5-5,5 тыс. человек не уступая по огневым возможностям дивизии. А при оснащении бригады качественно новой техникой, особенно высокоточными средствами поражения «она в значительной степени превосходит ее».

 

По его словам, получилась «тяжелая бригада». «Мы считаем, что из таких бригад может быть сформировано оперативное командование любого состава из двух, пяти или другого количества бригад, что определяется стоящими задачами. Такая бригада имеет свои достаточно мощные боевые подразделения, средства разведки (батальон комплексной разведки), все необходимые подразделения обеспечения и обслуживания», – заявил начальник Генштаба.

 

Он отметил, что сейчас уже сформировано более 50% таких бригад от запланированного количества и на 1 июня половина вооруженных сил уже реформирована по новой оргштатной структуре. Реформирование второй половины ВС планируется завершить к 1 декабря 2009 г.

 

Целесообразность такого решения подтвердили и боевые действия в юго-осетинском конфликте. С началом участия в нем, «мы вновь пошли по пути создания батальонной тактической группы, а пол

Категория: Военная аналитика | Добавил: nikozavr (16.08.2010)
Просмотров: 1668 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]